Мировега
as all my wastelands flower and all my thickets grow
Весна в этом году настолько морозная, что невольно задумываешься о способах ее удобрить, какими бы абсурдными они не казались с первого взгляда: очень уж хочется походить наконец в джинсовой куртке, а ещё лучше — даже без нее; носить исключительно пальто с толстовкой, потому что во всем остальном слишком холодно, лично я уже немного задолбалась.
И тут меня осенило: точно, деанон с зимней битвы! Может, это он до сих пор за мной таскается и дышит в спину ледяным дыханием, от которого опадает весь цвет с фруктовых деревьев? Надо наконец его выложить, а то такой погодки вплоть до лета я не переживу.
Не знаю, насколько поможет, но попробовать точно стоит :gigi:

Зимой я почти случайно затесалась в команду WTF Fluff 2017: команды по ФМА в этот раз нигде не было, а донести свои задумки с предыдущих ФБ куда-то хотелось. И хотя сделала я, в конечном счете, не так уж много, все-таки некоторые гештальты удалось закрыть.
Собственно, все свои два перевода я сюда и выкладываю. Ещё был перевод очень крутых валентинок на 14 февраля — огромное спасибо Менестрель с морозником за эдитинг! — но о них я уже писала раньше, так что не буду повторяться.

Деанон всей остальной команды можно посмотреть тут. Ну и не могу не сказать отдельное спасибо замечательным людям hao-grey, КП и ~Мари — орг.составу команды, который всем участникам обеспечил совершенно флаффную, приятную и спокойную игру :heart: Честное слово, это был такой кайф: просто делать свое дело и больше ни о чем не волноваться, потому что эти люди уж точно не подведут, — что я даже вспомнила, зачем когда-то ходила на ФБ.



Название: Зимнее поместье
Переводчик: Мировега
Бета: Менестрель с морозником
Оригинал: Winterborn Manor by nyagosstar, запрос отправлен
Размер: мини, 1 343 слова
Канон: Стальной алхимик
Пейринг: Рой Мустанг/Эдвард Элрик
Категория: слэш
Жанр: романс
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Если дом делится на два крыла, то он уже слишком большой.
Примечание от автора: Рабочее название фика — «Нет, мы не будем жить в аббатстве Даунтон».
Выкладка на других ресурсах: АОЗ

— Черт, да ты, наверное, шутишь.

Из окна машины Эд разглядывал массивный особняк, нависающий над гравиевой дорожкой. Чем ближе они подъезжали, тем больше он становился.

— Что не так? — спросил Рой. Судя по его преувеличенно невинному голосу, он прекрасно знал, что не так.

Гравий мерно хрустел под колесами машины. Когда они подъехали к парадному входу, Эд подумал, что сойдет с ума, если ему каждый день придется слышать этот звук.

— Серьезно? Там выстроилась гребаная шеренга к нашему приезду.

— Я фюрер.

— Сволочь ты, вот кто. Что, твою мать, мы будем делать с такой кучей места? И все эти люди будут жить в нашем… — он на мгновение умолк. — Не думаю, что его можно назвать домом. Это чертов замок. Дальше ты захочешь стать королем?

Рой сбросил скорость, чтобы не окатить ждущих их идиотов волной мелких бежевых камешков. Эд вообще не представлял, где в Аместрисе добывают подобную породу. Наверняка тот богатый ублюдок, что построил особняк, заказывал их в Сине или в каком-то другом до ужаса дорогостоящем месте. Чертовы богачи.

С фальшивой улыбкой, что застывала у него на лице во всех подобных случаях, Рой приветственно помахал рукой идеально ровной линии встречающих.

— Я лишь прошу тебя присмотреться. И не вести себя, как полная сволочь, по отношению к людям, что изо всех сил стараются поддерживать этот дом в хорошем состоянии.

Тяжело вздохнув, Эд тоже натянул на лицо улыбку и помахал встречающим. Стоило машине остановиться, как возглавляющий шеренгу жилистый маленький старик поспешил открыть дверь сначала перед Роем, а затем и перед Эдом.

— Фюрер, мистер Элрик, для нас большая часть принимать вас в поместье. Я мистер Грин, старший дворецкий. — Он низко поклонился.

Пожав его руку, Рой солгал:

— Мы рады посетить вас.

— Возможно, мне стоит показать дом?

— Пожалуйста, ведите.

Они двинулись следом за мистером Грином. Дождавшись, пока они немного отстали, Эд прошипел Рою:

— Он даже не представил нас всем остальным.

Зачем было заставлять их ждать на морозе, если им не перепало даже рукопожатия от фюрера?

— Не начинай.

После минуты расспросов и нескольких шокированных взглядов выяснилось, что мистера Грина зовут Альфред. Он повел их осматривать до смешного огромный дом. Пол был отделан чистым мрамором, а стены — панелями из полированного дерева, поверх которых висели богато изукрашенные непонятные картины. Каждый их шаг отзывался громким эхом, похожим выстрелы, и Эд ничуть не сомневался, что весь Ризембул можно было бы с удобством разместить внутри стен этого дома.

— Сколько требуется людей, чтобы поддерживать здесь порядок?

Рой кинул на него предостерегающий взгляд, но это был справедливый вопрос. В основном люди до безумия обожали фюрера Мустанга — и все же нельзя было скидывать со счетов приходящие иногда письма с угрозами. Эд прекрасно знал о двух почти удавшихся покушениях: убийцы теперь гнили в тюремных камерах глубоко под землей, где больше никогда в жизни не смогут увидеть солнечного света. Управлять обслугой любой численности — это одно, но жить с ними — совсем другое. Это порождало ряд совсем новых проблем.

— Сейчас в поместье двадцать слуг, сэр. Все они служат в доме уже много лет.

— Это… немало.

Альфред засмеялся:

— Этого едва ли хватает, чтобы поддерживать такой старый дом в надлежащем виде. Если вы решите сделать Зимнее поместье своей резиденцией, то нам понадобится по меньшей мере вдесятеро больше людей, чтобы привести его в порядок, к которому привыкли люди вашего положения.

Эд вспомнил их маленький дом, зажатый между совершенно такими же домами армейских офицеров. Практичный деревянный паркет никогда не поражал красотой, а в некоторых местах был истерт предыдущими поколениями военных, что жили здесь до них. Спальня на втором этаже немного осела вправо, и к тому же там откуда-то вечно гулял сквозняк, который Эд не мог победить ни штукатуркой, ни алхимией. Дешевая краска на стенах давно поблекла, а новую такого же цвета не производили лет тридцать: как раз где-то в те годы она ещё пользовалась популярностью.

Он был старым и потрепанным, газон сводил Эда с ума, а соседей, которые ему нравились, можно было сосчитать на пальцах одной руки, — но долгие годы это был его дом. Они с Роем въехали в него вместе, а затем вместе выбирали занавески и ругались из-за того, кто будет мыть посуду. Они ссорились в каждой комнате (хотя вряд ли существует что-то более неловкое, чем ссора в ванной) и занимались сексом на каждой поверхности. Их «я люблю тебя» раздавались в продуваемых насквозь коридорах.

Эд давно знал, что Рой станет фюрером: это был долгий и длинный путь, где каждый шаг наверх им приходилось вырывать зубами и когтями, — за это время он успел смириться с неизбежным. Но переезд застал его врасплох. Эд почему-то считал, что когда Рой наконец взберется на вершину военной иерархии, то сможет управлять страной с их маленькой облезлой кухни. После того, как он сжег дом в Ризембуле, у Эда было ещё много мест, куда он мог бы вернуться, — но впервые он чувствовал, что может назвать какой-то дом своим. И хотя ему не принадлежала ни единая пядь земли, ни единый кирпич из кладки, Эд считал его своим домом.

Этот чудовищный гигант не вызывал у него похожих чувств. Казалось, Эд идет по мавзолею.

Затем они вошли в жилое крыло — жилое крыло! — но Альфред, к его чести, не повел и бровью, когда Рой попросил оставить их одних в очередной хозяйской спальне.

— Эд?

Он подошел к одному из роскошных окон с видом на ухоженный пруд в саду.

— Да?

— Как тебе дом? Ты выглядел бледноватым ближе к концу.

Эд готов был пожать плечами и спросить мнение самого Роя, хотя ничуть не сомневался, что тот катался бы по полу от восторга, позволяй ему статус. Он уже почти сдался, когда к пруду спустилась стая лебедей, и одинокий садовник принялся отгонять их от клумб.

— Если ты заставишь меня тут жить, думаю, я покончу жизнь самоубийством. — Отвернувшись от окна, Эд подошел к Рою вплотную, грудь к груди. — Я выполнял все твои просьбы, чтобы помочь тебе достичь цели. Я никак не комментировал государственную политику. Я не высовывался во время гражданских беспорядков. Я посещал с тобой эти чертовы приемы, стоял там и говорил ни о чем с генеральскими женами. Я помогал тебе сбросить… — умолкнув, он заново осмотрел комнату. Кто угодно мог подслушивать в доме такого размера. — Я помогал тебе во всем. Я делал все, что ты бы ни попросил, но думаю, с меня хватит. Если ты выберешь этот проклятый дом, то будешь жить в нем один.

Вместо истерики, неловкой тишины и раненого взгляда Рой скользнул пальцами в его волосы. Тепло от его руки согревало затылок и шею Эда.

— Тебе нужно было только сказать «нет».

— Ох, — облегченно вздохнув, Эд подался навстречу его прикосновению. — Ладно. Хорошо.

Рой ухмыльнулся, затем кивнул на огромную кровать:

— Но жаль было бы упустить подобный шанс, тебе не кажется?

Эд подумал об Альфреде, терпеливо ждущем их возвращения, об остальных слугах, столпившихся у двери и вслушивающихся в малейший шорох, и, наконец, о явных следах, что они оставят после себя. А затем подумал о том, как легко Рой принял его ультиматум, и что Рой выглядел совершенно потрясающе в своем костюме, и что эта кровать была размером практически с всю их спальню.

— Черт, да это было бы практически преступлением.



Название: В полночь
Переводчик: Мировега
Бета: WTF Fluff 2017
Оригинал: it's midnight here by torch, разрешение получено
Размер: драббл, 946 слов
Канон: Стальной алхимик
Пейринг: Рой Мустанг/Эдвард Элрик
Категория: слэш
Жанр: PWP
Рейтинг: R
Краткое содержание: Зима — не самое подходящее время для поездок, пусть даже полковникам полагается отдельное купе.
Выкладка на других ресурсах: АОЗ

Поезд трясся и грохотал на рельсовых стыках. Каждый раз Рою приходилось постараться, чтобы случайно не прикусить язык. Они ехали в одном из старых вагонов, вынужденно вернувшихся в оборот; чем дольше тянулась зима, тем чаще из-за льда, снега и смерзшегося песка случались поломки, наносившие поездам неисчислимый ущерб.

Снаружи под свирепой полной луной сиял чистый снег. Внутри дыхание вырывалось облачками пара. Потянув за край одеяла, Рой попытался теплее укутать плечи, и ему под ребра тут же заехали локтем — очень твердым и холодным локтем.

— Ты перетягиваешь мою половину одеяла, — пробормотал Эд. — Я замерз.

Рою пришло в голову несколько остроумных ответов, но он слишком устал, чтобы ввязываться в перебранку.

— Все замерзли. Зима на дворе. — Притянув Эда к себе, он плотнее обмотал их обоих одеялом. — Если ты прекратишь вертеться, может, нам наконец-то станет теплей.

К его удивлению, Эд в самом деле придвинулся ближе. Автоброня мешала им устроиться удобней, с каждым новым вдохом впиваясь Рою в бок.

— Вместо личного купе, — в сонном голосе Эда мелькнули капризные нотки, — лучше бы полковникам выдавали по два одеяла. Было бы полезней.

— Лучше бы ты снял эту проклятую руку, — с раздражением сказал Рой. — Мы оба только мерзнем сильнее, пытаясь нагреть кусок метала.

— Ни за что. — Прижавшись к Рою, Эд положил голову ему на плечо. — Ты не очень-то мягкий, ты в курсе. Не помешало бы добавить немного жирка.

— Я не собираюсь отращивать пивной живот, — отрезал Рой, — только чтобы тебе спалось удобней.

— Тебе все равно не пошло бы. — Эд засунул под его пальто левую руку. Длинные светлые волосы лезли Рою в лицо. — М-м. Хотя так тоже неплохо.

Он подтянул край одеяла к подбородку.

— Наглец, — Рой попытался выплюнуть чужие волосы изо рта. Не остановившись на достигнутом, Эд расстегнул его мундир и скользнул рукой внутрь. — Прекрати.

— Но мне холодно. — Пальцы Эда — конечно же, ледяные — забрались под его рубашку, и Рой вскрикнул от неожиданности. — Если хочешь согреть меня, то подожги что-нибудь, Огненный алхимик.

— О да, горящий поезд создаст у людей прекрасное впечатление о государственных алхимиках. — Перехватив Эда за запястье, Рой убрал его руку, постепенно сползающую все ниже и ниже. — Прекрати.

Выпрямившись, Эд уставился на него с возмущением.

— Я всего лишь пытаюсь согреться!

— Приставая ко мне? — Рой приподнял бровь. — Я вообще не обязан делиться с тобой одеялом, знаешь ли. Исключительно по моей душевной доброте…

Он собирался продолжить, но его заглушил хриплый смех Эда.

— Ты не пытаешься согреться, — наконец сказал Рой, — ты пытаешься меня взбесить.

— Я думал, ты все-таки подожжешь что-нибудь, если достаточно разозлишься, — без малейшего раскаяния ответил Эд. Затем ухмыльнулся: — Но если тебе просто станет жарко, меня это тоже устроит. — Чужая рука снова скользнула к Рою под одежду, но в этот раз более целенаправленно. Его форменные штаны оказались расстегнуты раньше, чем Рой успел сказать «нет». — Прямо сейчас, думаю, ты слишком уж зациклился на холоде.

— Ты…

Рой чуть не сказал, что Эд лишь хочет вывести его из себя.

Пальцы Эда быстро согрелись, когда он начал дрочить, и Рой закусил губу. Несмотря на все возражения, у него быстро встал: Эд хорошо умел обращаться со своей левой рукой. Впрочем, и неудивительно: по очевидным причинам он не мог дрочить правой; Эд как-то небрежно пошутил, что дела его будут плохи, если он в тот момент слишком увлечется процессом. Он никогда не рассчитывал на чужую жалость. Чаще всего Рой был слишком занят, борясь с желанием его задушить, чтобы даже задуматься о подобной жалости.

Откинувшись на тонкую обивку сиденья, он попытался не вскидывать бедра навстречу чужим ласкам. Эд и без того слишком часто поступал по-своему — не стоило его поощрять. Но Эд придвинулся еще ближе, хотя казалось, что ближе уже некуда, и начал прикусывать горло Роя острыми маленькими зубами. Он не лизал и не целовался, как все нормальные люди, а нападал, и это было неловко, немного больно и невыносимо возбуждающе.

Воздух казался ледяным, сиденье под ним — довольно неудобным, одеяло из грубой шерсти кололо шею, а сбоку и вовсе сползло. Ладонь Эда была теплой и умелой. Рот Эда был горячим и очень требовательным.

— Мне нравится, когда ты так выглядишь, — сказал Эд, чуть не откусив Рою мочку уха. Рой непременно сказал бы в ответ что-то резкое, но был слишком занят, стукаясь головой о стенку купе и кончая до белых звезд перед глазами.

Когда мир снова прояснился, Эд с самодовольным видом облизывал пальцы. Несколько коротких секунд Рой наслаждался шоу, но затем вспомнил о липкой сырости в брюках и вытекающих из этого неудобствах — и что стоит ей остыть, как станет еще неудобнее.

— Черт побери.

— В конце вагона есть уборная, — заметил Эд, закончив облизывать указательный палец и сунув руку в подмышку. Сам он явно не собирался никуда идти.

Рой со вздохом поднялся. Обернувшись в дверях купе, он увидел, что Эд натягивает на себя одеяло: снаружи осталась лишь пара неугомонных золотых прядей. Даже в холодном свете луны, падающем сквозь окно вагона, они отливали теплым блеском.

Поклявшись отомстить, Рой вышел в коридор. Как только он умоется, уютное местечко под одеялом снова будет принадлежать ему.

@темы: Fullmetal Alchemist, переводы, синдром бесконечного конкурса, фанфикшен