11:02 

Мини низкого рейтинга (перевод) — Джин Хавок и сотоварищи

Мировега
as all my wastelands flower and all my thickets grow
31.01.2016 в 23:45
Пишет WTF Fullmetal Alchemist 2016:

WTF Fullmetal Alchemist 2016. Тексты 2 левел, пост 2: мини



Название: Отчаявшийся лейтенант, своевременное предложение и терракотовая помада
Переводчик: Мировега
Бета: Леориэль
Оригинал: The Despondent Lieutenant, the Helpful Suggestion, and the Terra-Cotta Lipstick by sister_coyote, запрос отправлен
Размер: мини, 2712 слова (2863 слова в оригинале)
Пейринг/Персонажи: Джин Хавок/ОЖП, остальная команда Мустанга в полном составе, а также Ческа и Мария Росс
Категория: гет
Жанр: юмор, романс
Рейтинг: PG
Краткое содержание: У Хавока всегда были проблемы с тем, чтобы найти себе девушку.
Для голосования: #. WTF Fullmetal Alchemist 2016 — "Отчаявшийся лейтенант, своевременное предложение и терракотовая помада"

Откинувшись на спинку стула, Джин Хавок уставился в потолок. Несколько раз он вздохнул. Затем, не дождавшись реакции, он вздохнул чуть громче.
На противоположном конце офиса у полковника Мустанга едва заметно дернулась бровь.
Бреда наклонился ниже, скрывая ухмылку. Похоже, будет весело.
Понадобилось ещё три тяжелых вздоха от Джина и два подергивания бровью от полковника (а также раздраженное верчение ручки), прежде чем один из них наконец сдался. Удивительно — а может быть, и нет, — но это был полковник.
— Лейтенант Хавок, — начал он с тщательно культивируемым терпением, — возможно, ты хотел бы чем-то поделиться с нами?
— Ну… — сказал Хавок, переведя остекленевший взгляд с потолка на собственные ладони. — Нет.
И вздохнул. И вздохнул ещё раз.
Бреда старательно сосредоточился на работе, мысленно отсчитывая секунды до взрыва: десять, девять, восемь…
На счет «четыре» Мустанг закрыл глаза, будто собираясь с силами. На счет «два» он сломал ручку пополам.
И как раз в тот самый момент, когда Вулкан Мустанг уже готов был взорваться от раздражения на хандрящего подчиненного, Джин продолжил:
— Просто Нэнси бросила меня вчера вечером.
Джин всегда говорил, что в нем столько же тактических способностей, сколько в ананасе, но при этом всякий раз умудрялся остановиться ровно за секунду до того, как переполнял чашу терпения Мустанга. Как будто, радостно подумал Бреда, он был своего рода естествоиспытателем.
— Неужели, — ровно ответил Мустанг.
— Мне очень жаль, — совершенно серьезно откликнулся Фьюри. — Это ее ты приводил в паб на прошлой неделе?
— Угу, — печально согласился Джин.
— Она была очень хорошенькая. — Фьюри сказал это так невинно, что Бреда был почти уверен: он не понимал, что только сыплет соль на рану.
— Угу, — снова согласился Джин. — Мне она правда нравилась. И я думал, что она согласна была…
Хоукай тихо, но очень твердо кашлянула.
— …думал, что я тоже ей нравлюсь, — закончил Джин. Он не был дураком.
— Все это крайне печально, — сказал Мустанг, — но не мог бы ты сосредоточиться на работе вместо того, чтобы отвлекаться на личные дела?
— Легко вам говорить, — пробормотал Джин, а затем поспешно добавил: — Сэр.
Бреда ухмыльнулся, но про себя задался вопросом, был ли Джин прав. Конечно, Мустанг имел репутацию дамского угодника, но если присмотреться, то подтверждений этим слухам находилось не так уж и много…
— Уверена, что все мы с радостью выразим свои соболезнования после работы, — заметила Хоукай, шелестя бумагами, — но сейчас мы ограничены жесткими сроками.
— Я солидарен с лейтенантом, — добавил Фарман. — Твоя неспособность сформировать длительные сексуальные отношения…
— Видите, с чем мне приходится мириться? — воскликнул Джин, начиная кусать ногти (что, по правде говоря, могло свидетельствовать о никотиновом голодании не меньше, чем о переживаемом горе). — Вы предполагаете, что я хочу только секса. Все не так. Я просто…
Он заерзал в кресле, но все же закончил:
— Иногда я просто чувствую себя одиноким.
Бреда готов был поспорить, что он единственный заметил, как Хоукай и Мустанг быстро переглянулись. Хм. Но затем Мустанг наиграно вздохнул, отложил в сторону документы и провозгласил:
— Похоже, ты полон решимости и дальше мешать всем работать. И хоть я уверен, что пожалею об этом…
В этот раз Бреда не сдержал едва заметную улыбку. Смотреть на то, как Джин балансирует на канате над вулканом терпения Мустанга само по себе было забавно; но зрелище Мустанга в роли Мисс Сводни обещало быть просто захватывающим.

*

— И помни, — говорил Мустанг, — женщины выбираются в город поесть, выпить и увидеться с друзьями, а не только для того, чтобы познакомиться с мужчинами. Иногда они не хотят знакомиться с мужчинами вообще. Именно поэтому ты можешь столкнуться с негативной реакцией, если прерываешь общение группы женщин, сидящих вместе.
— Ага, — согласился Джин, явно выглядя ошеломленным. Он делал пометки в блокноте с таким рвением, которого редко удостаивалась его работа. — Так что, мне стоит заговаривать только с теми женщинами, которые ходят одни?
— Нет, — откликнулась Хоукай. Она по-прежнему работала над документами, но Бреда видел, что Хоукай прислушивается к разговору, хоть и не мог понять, что она при этом чувствовала: веселье или тревогу. Вероятно, и то, и другое сразу.
— Нет, — согласился Мустанг. — Если ты будешь подходить только к одиноким женщинам, то поведешь себя слишком подозрительно — будто пытаешься загнать их в угол.
Джин задумчиво почесал голову.
— То есть, нельзя заговаривать ни с одинокими женщинами, ни с женщинами в компании?
Мустанг вздохнул.
— Суть в том, что в подобных вещах нет определенных правил. Ты должен оценивать ситуацию в целом, определять, выглядит ли кто-то заинтересованным, следить за их реакцией…
Джин выглядел подавленным.
— Я убежден, что ты на это способен, — сказал Мустанг. — Ты не глуп, хоть иногда ведешь себя так, будто намерен доказать обратное.
— А у вас нет никаких… более прямолинейных советов? — слабо поинтересовался Джин.
— Что ж… — задумчиво протянул Мустанг. — Что ж. Ах да, есть один: совместное времяпровождение с друзьями женского пола иногда творит чудеса. Во-первых, так ты будешь выглядеть менее подозрительно. Во-вторых, это даст понять, что ты способен интересоваться женщинами не только потому, что хочешь с ними встречаться… Ты же можешь интересоваться женщинами не только потому, что хочешь с ними встречаться, правда?
— Да! — возмутился Джин. — Конечно.
— Отлично, — подытожил Мустанг. — Вот с этого и начни. Пригласи какую-нибудь из своих подруг сходить вместе с тобой в паб. А теперь можем ли мы, пожалуйста, наконец вернуться к работе?
— Только… — начал Джин.
И вот они вернулись к началу: к первым предупредительным грохотаниям Вулкана Мустанг.
— Только что?
— Только с большинством моих подруг я либо встречался, либо пытался встречаться, но они мне отказали.
— О, — сказал Мустанг. — Это… может быть неловко.
— И не говорите, — проворчал Джин, но затем его лицо просветлело: — Конечно, я не имел в виду вас, лейтенант Хоукай…
— Нет, — очень вежливо сказала Хоукай, размашисто подписывая очередной документ.
Джин вздохнул.

*

Хорошенько поразмыслив, Джин решил, что Хейманс не воспринял его проблему всерьез.
— Ты идешь в паб, завязываешь разговор и начинаешь флиртовать — это же не продвинутая алхимия, мужик, — Хейманс cдул шапку пены с пива и протянул ему бокал.
Джин сделал большой глоток и ответил:
— Тебе легко говорить.
И это была правда. Бреда обычно оказывался в состоянии найти себе девушку, если задавался такой целью.
— Да ладно, я сейчас выплачу по тебе реку слез. Ты привлекательный, высокий, подтянутый…
— Если ты решил приударить за мной, Хейманс, то я не по этой части.
— Не умничай. И ты хороший парень. С тобой весело проводить время.
— Тридцать секунд наедине с хорошенькой женщиной, — мрачно сказал Джин, — и я несу чушь, как последний идиот. И не просто чушь, а тупую чушь.
Хейманс похлопал его по плечу.
— Послушай совет своего лучшего друга: будь мужиком и не ной.

*

Но Джин, к веселью Бреды и заметному унынию Мустанга, так и не прекратил ныть. Он бесцельно слонялся по всему офису и страдал над кофеваркой, поэтому Бреда действительно начал думать, что виной тому вовсе не желание потрахаться, а пресловутое одиночество. Ну, Джин всегда был общительным: популярным среди сослуживцев, естественно себя ведущим в большой компании, тем парнем, с которым легко найти язык; но стоило ему увлечься какой-то девушкой — и его мозг вытекал через уши. Какая жалость.
Мустангу потребовалось целых три дня, чтобы окончательно выйти из себя — куда больше, чем рассчитывал Бреда.
— Послушай, — сказал он Джину, — если я найду тебе… подругу, кого-нибудь, кто пойдет с тобой и остановит прежде, чем ты выставишь себя полным идиотом, — то обещаешь ли ты перестать при каждом удобном случае говорить о своей личной жизни в ближайший ме… нет, лучше два месяца? Даже если это не поможет тебе найти девушку?
Хавок в ответ предсказуемо просиял.
— Правда, сэр?
— Только если ты пообещаешь.
И на этом бы все закончилось — они выбрали день, место и время, и Джин торжественно поклялся, что перестанет говорить о своей личной жизни, — но сразу после этого на них свалилось дело о трибунале майора Тэндона, и Мустанг оказался сильно занят. Бреда и не понимал, насколько он занят, пока ему не довелось неделю спустя под вечер проходить мимо стола Мустанга. Он спросил:
— Так кого вы подготовили на сегодня?
— Хм? — переспросил Мустанг, подняв голову от документов с тем же видом, с каким выныривают из глубокого озера. — Для чего подготовил?
— Для Хавока. План: Заставь Хавока Перестать Жаловаться? Сегодня вечером? Паб неподалеку от базы? Вы с ним договаривались.
Джин, к слову, уже ушел домой переодеваться.
— Ох, — сказал Мустанг. — Черт. Я потерял счет времени…
— Оооооо, — протянул Бреда. — Ну, я уверен, что он поймет.
— Нет, — запротестовал Мустанг, потирая глаза, — в конце концов, я обещал.
— Полагаю, мне все же придется предложить руку помощи… — с некоторой иронией начала Хоукай, но Мустанг покачал головой, заставив ее замолчать.
— Ты нужна мне сегодня для расследования. Нет, придется придумать что-то ещё — черт побери.
— Простите, сэр, — поморщившись, сказал Бреда.
Фьюри, опять копавшийся во внутренностях своих жучков, заметил:
— Жаль, что я на самом деле не Кейт, иначе предложил бы свою помощь.
Мустанг застыл, медленно опустив руки на стол.
Бреда, всегда быстро соображавший, куда дует ветер, отчаянно застонал:
— Ох черт, нет. Сэр, нет.
Впрочем, не то чтобы он думал, что это в самом деле ему поможет.

*

Безусловно, это было самое странное задание, которое Мария когда-либо получала в своей жизни. И это само по себе о многом говорило: в конце концов, она регулярно работала с майором Армстронгом. Ее взгляд метнулся от кипы стянутых откуда-то женских униформ к трем мужчинам, а затем к стоявшей рядом Ческе.
— Как думаешь, Каину пойдет коралловая помада? — спросила Ческа, перебирая разномастную косметику, которую они смогли откопать в коробке потерянных вещей и запасниках контрразведки для слежки под прикрытием. — А может, стоит остановиться на терракотовой?
Она отклонилась назад, изучая проделанную ими работу.
— …честно говоря, понятия не имею, — ответила Мария, чувствуя себя беспомощной. — Я нечасто крашусь.
— Я тоже, — вздохнула Ческа.
— Я бы выбрала коралловую, — заметила Хоукай от своего стола, по-прежнему не поднимая взгляд. — Оставьте терракотовую для Бреды.
— Всегда думал так же, — сказал Фарман со своим обычным покерфейсом. — В первую же секунду, увидев тебя, я подумал: «Вот человек, которому пойдет терракотовая помада».
— Смейся-смейся, — парировал Бреда, — ты ещё не видел парик, который Ческа взбила специально для тебя.
— Вы уверены, что ни одна из вас не может туда пойти? — жалобно спросил Фьюри из-под копны собственного парика.
— Я должна заняться поручением от майора Армстронга, — отрезала Мария. Вероятно, она могла бы попросить небольшую отсрочку, если бы хотела, но… нет. Просто нет.
— Я предлагала, — ответила Ческа. — Не понимаю, почему полковник сказал, что это не сработает — я уверена, что в пабы ходит множество женщин, которым нравится разговаривать о метафизике поэзии шестнадцатого века…
— Попробовать стоило, — печально сказал Фьюри, а затем послушно посмотрел вверх, пока Ческа наносила ему тушь на ресницы. Мария в свою очередь занялась Бредой.
— Стой смирно, — приказала она, выдавив немного тонального крема. Расправив плечи, она мысленно подготовилась к неизбежному.
— Выравниваешь тон моей кожи? — поинтересовался Бреда. Кажется, его происходящее даже немного веселило.
— Скорее пытаюсь замаскировать пробивающуюся щетину, — ответила Мария, а затем принялась наконец за работу.

*

Хоть от Мустанга так никто и не появился (черт бы его побрал), Джин начинал осторожно думать, что вечер складывается неплохо. Когда девушка через несколько барных стульев от него спросила у бармена, какой эль он бы ей посоветовал, Джин пришел ей на выручку. И несмотря на страстное желание пересесть к ней поближе, он умудрился дождаться, пока она не спросила первой:
— Так что, ты большой любитель пива?
— Да нет, — ответил он, — просто люблю расслабиться после работы, знаешь?
Он улыбнулся, и заставил себя прикусить язык, не придвигаясь ближе и не нарушая ее личное пространство, — и ждал, ждал, ждал…
— Тогда тебе может понравиться пинта виндемского портера, — предложила она, и затем сама подсела ближе к нему.
Иногда чудеса все же случались.
От пива они быстро перешли к другим темам для разговора (ее звали Морен, она не удивилась, что он солдат — в конце концов, паб и правда стоял совсем неподалеку от военной базы, — но сам он немного удивился, что она работает бухгалтером, на что Морен только рассмеялась и сказала: «Не все из нас зануды»), затем речь зашла о хобби (она болела за «Восточных Тигров», тогда как он по-прежнему хранил верность команде из своего родного города), и все шло правда неплохо… и она была очень хорошенькой, с кудрявыми рыжими волосами и широкой улыбкой, и…
— Прошу прощения, — вдруг послышался недовольный голос у его локтя. — Привет. Джин?.. А вот и я.
Он взглянул на девушку, стоящую у его стула. Джин не знал ее; она была довольно милой, с большими карими глазами и копной темных локонов, хоть и выглядела слишком молодо и невинно, как на его вкус. Ещё она казалась надоедливо… знакомой. Обещанная «подруга» от Мустанга?
— Привет, — откликнулся он, затем повернулся к Морен: — Не возражаешь, если моя подруга присоединится к нам?
Знал ли он эту девушку? Это было возможно: в конце концов, его круг общения и круг общения Мустанга местами все-таки пересекались. Она и правда выглядела очень знакомо…
— Ничуть не возражаю, — сказала Морен. — Привет, я Морен.
— Кейт, — представилась загадочная «подруга», и Джин едва не поперхнулся пивом.

*

— Как там идут дела? — поинтересовался Фарман, вытянув шею в попытке заглянуть за угол. Пепельный парик, сильно напоминающий его собственную преждевременную седину, только немного длиннее, грозился вот-вот сползти на плечо.
— Фьюри держится молодцом, — отрапортовал Бреда. — Хоть я не уверен, догадался ли Джин, в чем дело.
— И сколько нам ждать? — спросил Фарман. — Этот парик чешется, а меня ещё вечером ждет стирка.
— Если мы пойдем все сразу, то он нас выдаст, — разумно заметил Бреда. — …ха, она ведет себя так, будто он ей нравится.
— Она вела себя так и до того, как пришел Фьюри, — столь же разумно заметил Фарман.
— Тут ты прав. Ладно, секундочку…
Он рывком поправил на Фармане съехавший парик и для надежности закрепил шпилькой («Ой», — запротестовал Фарман), а затем хлопнул его по заднице.
— От ноги, Ванесса.

*

Фьюри почти не вызывал подозрений: у него был высокий тенор, он был достаточно юн, чтобы вызывать умиление, и к тому же, в отличие от некоторых, был гладко выбрит. На самом деле, практически видимое облако страха вокруг Фьюри даже заставило Морен взять его под свое крыло. То, что он не пытался вести себя по-женски, вероятно, тоже пошло на пользу. Морен тут же прониклась к «Кейт» теплыми чувствами, и как только стало ясно, что «Кейт» — Просто Друг (он представил «ее» как сослуживицу, что звучало вдвойне правдоподобно, поскольку кто-то, очевидно, стащил униформу с юбкой из военной прачечной), Джин тоже получил свою долю умиления.
Может быть, это была не такая уж и плохая идея, подумал он, и потихоньку начал расслабляться.
И только когда брови Морен удивленно поползли вверх, Джин понял, что к ним идет кто-то ещё. Едва скрывая обреченность, он повернулся и уставился в лицо блондинки с квадратной челюстью и глазами-буравчиками. «Она» была облачена в брюки (ох, слава всем богам, его мозг не вынес бы вида Фармана в юбке), а также носила поистине поразительный оттенок красной помады и… сережки с клипсами?
— Привет, Ванесса, — слабо сказал Джин.
— Мне нужно выпить, — ответила «Ванесса».
— Могу себе представить.

*

Фарман налегал на пиво, а Фьюри выглядел так, будто готовился упасть в обморок от чистого беспокойства, но Бреда – о, Бреда был на коне. Он никогда не понимал, что такого унизительного в женской одежде: в конце концов, Бреда точно знал, что Хоукай вне службы носила сережки и красилась помадой, а иногда ещё и одевала платья. Но это не мешало ей оставаться одной из самых компетентных людей в стране, и если совсем уж честно, то и одной самых пугающих — тоже.
Конечно, растущая паника на лице у Джина не очень радовала (все-таки они друзья, и есть разница между подшучиванием и прямым издевательством), но зато его женщина — настоящая женщина, — казалось, неплохо проводила время. Она по-прежнему болтала и улыбалась, а после каждого взгляда на «Ванессу» явно старалась не засмеяться. По мнению Бреды это был очень хороший знак.
Проверив помаду и в последний раз одернув юбку, он подошел к Джину и похлопал его по плечу. А когда тот обернулся, воскликнул:
— Привет, солдат!
Хавок сменил цвет лица на кирпично-красный и выплюнул пиво прямо на стол.
Морен залилась смехом.
Почти трясущийся от неловкости Фьюри добил Джина окончательно:
— Ох, пожалуйста, можешь просто дать ему свой номер телефона?
Джин спрятал лицо в ладонях и застонал.

*

— Поверить не могу, — сказал он после того, как Морен ушла. — Я могу поверить, но не могу, я собираюсь убить — даже не знаю кого!
— Джин… — начал Бреда.
— В этот раз я и сам хорошо справлялся! Вы все… ну, во-первых, это не должны были быть вы, а во-вторых — с чужой помощью мои шансы должны были повыситься, а не упасть!
— Джин. Дыши глубже.
— Почему?
Бреда поднял отброшенную Морен салфетку и молча протянул ее вперед. На ней было написано карандашом для подводки: «Позвони мне как-нибудь, сходим выпить вместе. И у тебя просто отличные друзья». Следом шел набор цифр.
— Ох, — выдохнул Джин, и внезапно его лицо озарилось огромной улыбкой, как небо на рассвете. — Ох.

*

— Элизабет?
— Привет, Рой. Твоя злая надзирательница оставила тебя в покое сегодня вечером?
— Ой, да ладно, она не настолько плоха. В любом случае, я решил позвонить, поскольку вдруг тебя заинтересует, как прошла наша «Операция: Жаклин».
— О?
— Позволь лишь сказать, что я не разучился вырывать победу из когтей поражения.
— Но согласись, вышло бы еще лучше, не забудь «Брэди» сначала побриться. Когда-нибудь твое самодовольство не доведет тебя до добра.
— Хм, возможно. Но только не сегодня.








URL записи

@темы: фанфикшен, синдром бесконечного конкурса, переводы, Fullmetal Alchemist

URL
   

Вавилонская библиотека

главная