02:21 

Заметки по ходу перечитывания Саюк

Мировега
as all my wastelands flower and all my thickets grow
Сначала немножечко офтопа - не опять, а снова - про Фандомную Битву. Там наконец-то посчитали результаты (оргам - троекратное гип-гип ура :woopie: ), и мы оказались аккурат на пятнадцатом месте, которое заняли ещё на первом левеле :) Очень характерно, я считаю: перед нами начинается "верх" таблицы, после нас - "низ"; мы же ровно посередине, с чем нас и поздравляю.
И, конечно, поздравляю все команды и всех участников с окончательным завершением! Мы все большие-большие молодцы. А особенно поздравляю fandom Katekyo Hitman Reborn!, которые свое второе место честно заслужили :kiss:
...Но, признаться честно, меня не это волнует больше всего. В комментариях к результатам выложили таблицу голосов за внеконкурс второго левела, и я теперь фигею и тру глаза: за мое миди было отдано 39 - прописью: тридцать девять - голосов. (Увы, мое миди было единственным внеконкурсом Саюк второго левела, так что тут без вариантов.) То есть, даже если считать, что все голосовавшие отдали мне первое место, во что я не верю, получается 13 проголосовавших. И это, конечно, лестно, но...
Где моя гора комментариев? Хотя бы горка? Жизнь ужасающе несправедлива :weep3:


Впрочем, ладно. По старой доброй традиции, пост совершенно не про то. ))))
Когда я вспомнила, что блин, ФБ уже близко и надо начинать как-то шевелиться, мне в голову пришла гениальная идея: сесть и перечитать Саюко-мангу. Потом я ещё немножко подумала, вспомнила вот это и пришла к ещё более гениальной идее: а не вести ли мне по ходу перечитывания заметки о?.. - которая тут же и была воплощена в жизнь.
Подозреваю, именно заметки стали причиной того, что дальше третьего тома я так и не продвинулась :rolleyes: Как-то тупо просто конспектировать мангу, не правда ли. Но все же затраченных усилий и времени мне неиллюзорно жаль - и потому, чтоб не потерять эти самые заметки в пучине времен, я вешаю их здесь.
Варнинг: речь идет о Саюки Генсомадене, т.к. Саюки Гайден я и без того знаю практически наизусть.
Наслаждайтесь, что ли. Вдруг это пригодится ещё какому-то раздолбаю, кроме меня

Том 01


Что любопытно с первых же страниц: когда Гоку спрашивает, зачем они встречается с Годжо и Хаккаем, Санзо нахмуривается и говорит, что хочет кое-что проверить. То есть подозрения о том, что ситуация с минус-волнами подстроена, у него возникают сразу же? И почему он не ответил, что взять с собой Годжо с Хаккаем ему велели?
И когда он спрашивает, почему Хаккай, Годжо и Гоку, ведь те ёкаи, ему отвечают: они и люди тоже, поэтому, дескать, минус-волны на них не повлияли. ОК, допустим, в отношении Хаккая с Годжо насчет людей – это даже правда, но Гоку?..
Санзо возражает, что они все равно остаются ёкаями, но кто ж его слушает, в самом-то деле. «Со всем уважением, единственное, во что я верю, – это я сам». Тогда ему приказывают «открыть глаза своего сердца» и – вперед, за орденами. «Тогда ты узнаешь, что тебе нужно и во что ты должен верить» – с учетом последующих событий звучит как очень злая ирония.
«Какая ирония… шрамы прошлого стали нитями, связывающими вас вместе» – да уж, Канзеон хорошо там повеселилась, хотя имелось ввиду совсем не то.
*
Слова Трех Ликов относительно минус-волн выглядят так, будто все это происходит довольно давно: «…Ты уже знаешь о странных происшествиях, разрушающих этот мир. С Запада на Восток… Даже пока мы разговариваем, число жертв во всем Тогёнке растет». Но вмешаться они решили только сейчас, да ещё и подкинули информацию про Гю-ма-о так, что это скорее похоже на проверку: «Санзо… ты знаешь о Гю-ма-о?» В итоге его задание сформулировано так: «Вы должны остановить воскрешение Гю-ма-о, вернуть ёкаям их истинную сущность и вернуть Тогёнке в прежнее состояние».
И вот ага, комбинации науки и ёджитсу запрещены потому, что никто не знает, к чему это в итоге приведет.
В общем, дивные дела там творятся, дивные.
*
Лол, когда на Санзо с Гоку нападают ёкаи, Санзо говорит: «Кажется, я их недооценил» :lol: Только сегодня, только у нас – спешите видеть, как Санзо-сама в кои-то веки признает себя неправым )
Кстати, в первое мгновение эти ёкаи не выглядят теми, кто хочет присоединиться к Гю-ма-о. Скорее просто безумцами, желающими отведать человеченки.
И ещё один лол – эти придурки с криками «Убивайте сначала тех, кто выглядит слабым!» помчались прямо к Хаккаю :laugh: Да уж, он покажет, насколько он слаб.
*
«…Теперь я понимаю, что за странности происходят в мире и почему нас позвали» – первые слова Годжо.
«Похоже, единственные ёкаи в Тогёнке, сохранившие свою личность, это Гоку, Годжо и я» – Хаккай.
Ну и диалог с ёкаями, конечно:
- Вы трое – ёкаи?! Почему… почему вы сражаетесь с нами?!
- Расскажем, если выживете!
[…]
- …Вы предатели, перешедшие на сторону слабых людей! Вам не место среди них. Одумайтесь, разве вы не хотите быть с нами? Да здравствует империя ёкаев!
[Эти самые предатели забили агитатора ногами]
- …«На стороне людей»? С того дня, как я родился и до того, как я умру, я только на собственной стороне! <= произносится хором.
И все вместе пафосно валят на запад.
*
Но самое прикольное – это сцена в замке Хото.
- Когайджи-сама! Тут какое-то движение с востока.
- Я уже знаю. Меня никто не остановит. Все готово к завтрашнему утру. Идите за мной!
И традиционное воззвание к мамочке.
Ололо, Когайджи, ололо. Интересно, ты-то здесь при чем, чтобы тебя останавливать, а.
*
- Мы получили сообщение от Трех Ликов. Они послали Санзо с товарищами на запад. Похоже, все завертелось, Канзеон Босацу.
И вот лол, почему после надписи «Это кожа молодой женщины!» рядом с Канзеон в кожаном костюмчике я способна думать только о коже девственниц, которая пошла на этот костюмчик, а? :alles:
*
Гоку не нравится сигаретный дым, оказывается, хотя за проведенное с Санзо время мог бы и привыкнуть. А Санзо определенно уже устал фейспалмить от общего идиотизма этой компании, бгг.
Когда они прибывают в город:
- Эй, Гоку, разве я не велел тебе привлекать поменьше внимания?!
- Я думаю, мы тоже привлекаем внимание, Санзо.
Ага. Сложно не обратить внимание на монаха в белой рясе и с короной на голове, знаешь ли, Санзо. Кстати, здесь он пока ещё постоянно носит корону, хотя позже на нее забьет. Почему, интересно?
- …Ты выглядишь в 8,5 раз подозрительнее.
- По сравнению с тобой? =________=’’
А Гоку – добряк, даже согласен поделиться яблоком с девушкой, которую они спасли от нападения :-D За это в благодарность она отводит их к себе домой (они с отцом держат гостиницу).
*
Разговор с Хомей и ее отцом:
- Скажите, вы приехали с востока?
- А что?
- Здорово! В наши дни люди бояться ездить через восточные пустыни. А вы добрались сюда невредимыми! […] В последнее время появились слухи, что появилось четыре отвратительных ёкая. Где бы они ни оказались, после них остаются трупы тысяч ёкаев. Так как они сражаются со своими, среди нас, селян, жертв нет, но…
Здесь быстро расходятся слухи. И вот ага, недавно ёкаи жили здесь вполне мирно, но потом исчезли, сожрав десять человек. (Санзо убеждается, что Три Лика сказали ему правду.) Одной из жертв был друг Хомей, поэтому она орет, что ненавидит ёкаев.
И перед сном благая компания играет в карты :laugh:
*
Санзо покинул храм десять дней назад. Опять его флэшбеки про встречу с Тремя Ликами – кроме всего прочего, они сказали ему, что для воскрешения Гю-ма-о «нужно то, что осталось от твоего сенсея». И вот что занятно – в своем сознании он четко разделяет сутры на ту, которая принадлежит ему и ту, которая принадлежит Комё. Хотя, по сути, Комё принадлежали обе сутры.
Сутра Санзо прогоняет тьму, утерянная сутра создает свет.
*
Они обсуждают разговор за ужином – говорят о том, что люди испуганы и думают, что ёкаи наконец-то проявили свою истинную натуру, т.к. не знают о минус-волнах.
Опять флэшбеки о разговоре с Тремя Ликами – «…эти три ёкая были выбраны никем иным, как самой Канзеон Босацу». Ну ещё бы.
…И тут приезжают бродячие артисты, они же – переодетые ёкаи, но про это ещё никто не знает.
Санзо-икко принимают решение держаться вместе, т.к. неизвестно, когда и где могут напасть ёкаи. Но в гостинице они не хотят видеть рожи друг друга, о чем и сообщают в пространство. Хаккай: «Боже, все такие честные» :-D
*
Занятно, Санзо спит в одежде. С помощью пистолета он предлагает напавшему на него ёкаю рассказать, кто его послал и что значит его татуировка (странная закорючка на лбу); тот в ответ говорит, что его послал Когайджи.
Санзо явно удивляется – про Когайджи он в курсе: «…Я слышал, что у него есть способности и к боевым искусствам, и к магии. Но его силы недостаточно, чтобы воскресить Гю-ма-о в одиночку».
Ёкай говорит, что Санзо теряет здесь время – на другое комнаты тоже напали. Санзо: «И что? Прости, но я не из тех, кто беспокоится о других».
…И в этот момент появляется ёкайша(тьфу, как слово-то звучит)-паучиха и оплетает его паутиной. Странно, мне казалось, что это произошло не в комнате Санзо. И да, Санзо удивляется, когда оказывается, что ёкаи взяли заложника; в этот момент он выглядит отнюдь не как человек, не беспокоящийся о других. Даже прикидывает, а не иллюзия ли это.
«Ты, всегда ускользавший из нашей темной паутины, Генджо Санзо Хоши!» - опа, а Санзо среди ёкаев знаменит.
И вот все-таки эта паучиха упорно напоминает мне внешне Канзеон. Понятно, что это у Минекуры просто рисовка такая, но все-таки, все-таки…
«А теперь я отправлю тебя на запад. Прямиком в нижний мир».
*
К Годжо отправляют девушку, якобы желающую развлечься, что, в общем, логично. Хотя откуда они знают его вкусы?.. Разведка у Когайджи все-таки на высоте.
Первым делом, вырубив свою девицу, он бросается к Хаккаю. И да, он ничего не слышал о Когайджи – в отличие от Хаккая.
Они стоят, мирно беседуют, обсуждая, кто же выпустил Когайджи из заточения, – и тут-то до них доходит, что напали не на них одних :-D
А Гоку даже не понял, что произошло. Когда к нему бросается Хаккай, он такой – «А? Что? Пора завтракать?» :alles: Кто о чем, а обезьяна о еде…
*
Пока Санзо пойман в паутину, нападавший на него ёкай методично его избивает. Паучиха говорит много бла-бла-бла про то, что кто съест Санзо – тот продлит свою жизнь, и между делом делает комплимент его глазам и красивому личику.
Но Санзо какой-то слишком уж покорно-пассивный. Не проснулся он ещё, что ли :susp:
«Стой, стой. Этот монах, сырой или жареный, варенный или печенный, тебе не по зубам» – какая уверенность в) Это остальная компания наконец явилась.
Возможно, Санзо просто ждал остальных, чтобы не навредить заложнице? И в самом деле, Хаккай забрал Хомей у ёкаев практически сразу же.
То ли посох, то ли атака Гоку называется «нёисан-сецукон» - что именно я, признаться честно, так и не поняла :rolleyes: А вот атака Хаккая определенно называется «гайчу-куджо».
*
Паучиха оказывается метаморфом, и Санзо-икко влипают в ее паутину. Но учитывая, что Санзо при помощи Шоуреджу освобождает их практически сразу же – он определенно подставлялся под побои.
Чтобы вылечиться, паучиха сжирает одного из ёкаев. Кстати, несмотря ни на что, взаимовыручка в Санзо-икко действует четко: стоило паучихе сбить с ног Гоку, как на нее тут же набросился с воплями Годжо.
И тут паучиха повторяет бла-бла-бла про «вы же ёкаи!», Хомей предсказуемо фигеет. Знаменитая фраза Гоку: «Какая разница, люди или ёкаи. Такая мелочь не имеет значения. Ужин был вкусным, и это главное».
Пока остальные ее отвлекают, Санзо впервые использует в качестве оружия сутру – и вместе с ударом Гоку это наконец приканчивает паучиху.
*
«Они смогли бы сделать что-нибудь с этим расколотым миром» – отец Хомей перед прощанием. Он сразу понял насчет ¾ этой компании, что они ёкаи. И да, Санзо обещает вернуть ему услугу (интересно, каким образом?).
Тем временем Санзо-икко, немного отъехав: «Мы так и думали. Нас послали прямо в лапы убийц. Воскрешение Гю-ма-о, этот Когайджи… Придется отгадать немало загадок». Это все Хаккай с Санзо обсуждают. А позади Гоку с Годжо устроили драку за еду :laugh:
*
Обязанности носильщика они разыгрывают в камень-ножницы-бумага, это так мило :D Кстати, только обратила внимание – пока что мы ещё ни разу не видели Санзо с сигаретой. Годжо – сколько угодно, Санзо – не-а.
Ещё одна знаменитая фраза, на этот раз Годжо: «Сенсей, тут одно животное обижает другое животное!» Это когда Гоку набросился на Хакурю с упреками, что тот не может проехать по горам ) Ещё бы, восемь раз подряд проигрывать в распределении обязанностей…
Интересно, к тому храму они вышли случайно или их Санзо вывел, поняв, что до заката они горы не пройдут?
Но да, поведение монахов мгновенно меняется, стоит им понять, кто один из путников, просящих ночлега. И они сразу узнают его именно как Генджо Санзо, а не какого-то абстрактного Санзо. Опять же – интересно, почему? Пусть даже они слышали, что после смерти Комё одну из его сутр унаследовал Генджо Санзо.
*
Сутры называются «тенчи кайген» (сутра Санзо – Матен).
Хаккай объясняет смысл титула «Санзо». Годжо:
- Тогда почему этот сопляк, который не верит ни в Будду, ни в Бога, называется «Санзо»?
Да, Годжо, это актуальный вопрос :alles:
Санзо тем временем говорят, что десять лет назад здесь останавливался Комё. Десять лет назад – это сколько тогда Корю было, тринадцать? Где-то так.
И ещё знаменитый диалог [остальных ¾ не хотят пускать в храм]:
- Эти люди – ваши ученики?
- Нет. Они мои слуги.
После этого Годжо с Гоку вполне предсказуемо хотят Санзо убить, а Хаккай их успокаивает :laugh:
*
Годжо подкалывает Санзо насчет титула, тот предсказуемо бесится. А когда на него начинает изливать свои восторги Ё, прислуживающий им монашек, так и вовсе делает вид, будто его тут не стояло. ¾ от восторгов в капле :-D
А Санзо, оказывается, одевает очки не только для чтения, но и для игры в маджонг тоже. У него что, плохое зрение? :susp: И да, вот теперь мы впервые видим курящего Санзо.
Когда к ним в комнату влетает Ё и конфискует пиво, маджонг и сигареты, да ещё и презрительно спрашивает «Почему такой человек, как Санзо, путешествует с такими отбросами, как…» – вот тут Санзо по-настоящему злится. Ё ещё повезло, что его всего-то за чаем отправили.
А вообще пока что Санзо на удивление меланхоличен и благопристоен – злится мало и только по делу, револьвер с веером чуть что не достает, не курит практически. Видно, все-таки эта поездка на запад здорово расшатала ему нервы.
*
Хаккай спрашивает, нападали ли на монастырь ёкаи. Ё отвечает, что нет, и вообще считается, что из-за силы веры монахов миряне сюда прийти не могут – ага, ага. Санзо-икко вполне логично делают вывод, что надолго им здесь лучше не задерживаться, раз у этих идиотов даже оружия нет.
И через несколько часов, когда Санзо вызывают к настоятелю, конечно же нападает очередной убийца Когайджи. Монахи в панике и молят Босацу помочь (ага, ага, так она и помогла им. Два раза).
Настоятель тем временем просит Санзо задержаться подольше – если не на месяц, то хотя бы на неделю. Но вот про проповедь они сказали зря :alles: Он им щас устроит проповедь – ту, от которой отказался Комё… Пожалуй, их счастье, что его прервало нападение.
*
Ыыы, на двери у Канзеон висит табличка с надписью «Зайдешь без стука – вылетишь без звука» :laugh:
Дзиросин спрашивает у нее, почему она не отправила Санзо-икко в Тенджику через Небеса. Канзеон, не отрываясь от чтения газеты:
- Если бы им нужно было только в Тенджику. Чтобы достичь настоящей цели, сплоченности и способностей этих четверых ещё недостаточно! Им нужны тренировки, так что небольшие проблемы в самый раз!
А потом:
- Да я пошутила. Просто так гораздо интереснее!
*
Вот что они все умеют на «отлично», так это выпендриваться. Встреча нового убийцы была показательно феерична ) А сами ¾ показательно кажутся бедняге невероятными чудовищами.
И вот ага, Хаккай научился ставить кеккаи.
Но какая милая у Санзо была улыбка, когда он перехватил руку горе-убийцы! :crazylove: Добрая-добрая. Видимо, старые пни таки хорошо его разозлили.
Годжо все норовит если не подколоть Санзо, то хотя бы на него опереться )
А ещё Санзо носит таби! О______О Офигеть. Он же позже уже ботинки носит, нет? Это даже было в каком-то спешиале…
Идиот-ёкай в ответ на стандартное предложение поделиться информацией говорит: «Ты пропах кровью. …Кровь скольких людей ты пролил?» И подорвал сам себя.
Бедняга Ё, наблюдавший за схваткой, – у него случился разрыв шаблона. И тут ещё Санзо на его обвинения отвечает: «Ты это серьезно? После того, как твои товарищи убиты, ты говоришь такое? Если хочешь быть ближе к богу, тогда умри. Тот, кто умер, может стать буддой – как эти монахи». Ё совсем растерялся, и неудивительно.
*
Кстати, мне почему-то казалось, что Санзо-икко ушли сразу же после того, как разобрались с ёкаем, но нет, им ещё и дорогу в монастыре показывали. Кстати, возможно, монахи что-то и поняли – «Это происшествие показало нам, как плоха наша охрана! Мы не позволим душам монахов сгинуть зря».
Ё:
- Санзо-сама… Когда мы очистим храм, вы придете снова? И тогда… пожалуйста, научите меня играть в маджонг!
- …Я это запомню.
И улыбнулся. Офигеть, улыбающийся Санзо )
*
Тем временем в Хото:
- Комбинация науки и магии ёкаев создает гипер-науку. Мне все равно, какие последствия будет иметь этот эксперимент.
Это определенно не маленькое желание, Гъёкумен. А Гю-ма-о в проводах что-то очень уж смахивает на гориллу о_О
И да, чьи это очки она держит в руке, пока отчитывает Когайджи? То есть, понятно чьи, но где их владелец и с чего они у нее вообще?
Кстати, Когайджи называет Гъёкумен «ваше прекрасное высочество» – однако галантен. Конечно, ровно до тех пор, пока его слышит сама Гъёкумен; за глаза, прийдя к мамочке побушевать, он называет ее уже шлюхой.
Яоне спрашивает его, будет ли он сражаться с Санзо-икко, и он говорит – да, но не для этой шлюхи, а ради матери. (А Расецу-то не пофиг? Кстати, она тоже достаточно страшненькая в этих проводах.)
Яоне, Докугайджи и Лилин вызываются его сопровождать, и он клянется, что уничтожит Санзо-икко.

Том 02


Гоку с Годжо играют в карты даже в джипе, последний предсказуемо мухлюет. Когда Санзо на них орет, чтобы они прекращали драться, Хаккай: «Сегодня тоже очень весело, правда?» Кажется, он единственный, кого это хоть сколько-то веселит.
В результате они теряют управление и слетают в реку. Санзо, засовывая головы Гоку и Годжо в реку: «Сгиньте!! Охладитесь! >________< »
Они слышат смех прачки, которая говорит, что им, должно быть, очень весело. Опять же Санзо: «Пожалуйста, не сравнивай меня с этими идиотами! :facepalm: » Прачка приглашает их в деревню, предлагая в качестве извинений напоить чаем.
Санзо в чужой одежде выглядит как студент-первокурсник :laugh: А Гоку кофта со знаком инь-ян удивительно идет.
Тетя Шунрей: «Боже мой, как много прекрасных юношей! Если бы я была на десять лет моложе!.. :heart: » Прекрасно тебя понимаю, тетушка )))) И их опять расспрашивают, куда они едут, и предлагают задержаться.
*
Хм, на примере Шунрей видно, что не все браки людей и ёкаев осуждают. И да, ёкаи сошли с ума год назад, а Санзо-икко путешествуют вряд ли дольше месяца. Зачем Три Лика столько ждали? Чтобы изменения стали уже необратимыми?..
Годжо неожиданно резко реагирует на упоминание имени Джиена, но почти сразу делает вид, что ему это безразлично. Интересно, искал ли Годжо когда-нибудь Джиена?.. И да, Санзо очевидно не знает этой истории, в отличие от Хаккая.
Гоку: «У меня нет никаких секретов. А если у него есть, то это нечестно». Но про Санзо и Хаккая он так не думает, хотя вряд ли не понимает, что у этих двоих секретов полным-полно.
Да, Джиен ушел, когда Годжо исполнилось восемь. И Годжо говорит, что не помнит его лица; странно, он был не таким уж и маленьким, чтобы совсем не запомнить.
Манера Годжо признаваться в том, что он ёкай, просто очаровательна :laugh: И он определенно близко к сердцу принял слова про то, что любовь между человеком и ёкаем – запретна. Понятно почему.
*
Как они мило спят – Хаккай на кровати, остальные все на полу :-D Гоку к тому же заполз на место Годжо и сложил ноги на грудь Санзо, а сам Годжо и вовсе спит сидя.
Да, шрамы у Годжо на левой щеке таки хорошо видны. Странно, что я только сейчас это заметила.
И да, когда они поехали в лес за Шунрей, похоже, лучше всего ее мотивацию понимает Годжо. Но это опять-таки не удивительно. Он же, когда они ищут Шунрей: «Плачущие женщины всегда были моим слабым местом… Потому что мама всегда… когда она смотрела на меня, она всегда плакала…» Самоубийца чертов =______=’’ А Джиен убил собственную мать топором, причем сила удара была так сильна, что лезвие топора осталось в ее теле. Он плакал.
*
Кстати, во втором томе впервые начали появляться обложки – в первом их не было.
*
Блин, дивный диалог:
- Этот Гоку всего лишь ребенок!.. [ответ на слова Хаккая, что Гоку потребовал все рассказать]
- Нет. Я рассержусь. Я тоже ребенок.
Это в каком же месте ты ребенок, Хаккай? :alles:
Но Гоку с Годжо таки прекрасны – одновременно ударить жертву с двух сторон :D Вот уж точно два дебила – это сила.
А Санзо прямо герой и благовоспитанный джентльмен – девиц в обмороке подхватывает, их душевными переживаниями интересуется… ))) Куда все позже ушло, а? Нервный стал, злой. :rolleyes:
Годжо предлагает разойтись миром, остальные Санзо-икко в принципе не против. Но неожиданно против идиоты-ёкаи, и слово «дефектный» в сторону Годжо тоже было определенно лишним, как и интерес к волосам «внизу». Годжо даже сделать ничего не успевает – остальные Санзо-икко все делают за него ) Санзо даже собирался воспользоваться ки.
Годжо думает, что мучился виной перед братом. А не перед мамочкой, нэ? И он прекрасен, когда с улыбкой спрашивает у идиотов-ёкаев: «Что? Значит, вам интересно, какие волосы у меня там, внизу?» Гоку, когда Годжо разобрался с идиотами: «Они черные, да? Черные! Я видел, когда мы купались!» Ему тоже интересно, что ли :lol:
*
И ещё шедевральный диалог:
Годжо: - Все хорошие женщины уже заняты.
Санзо: - Вот придурок!
Г: - Не могу поверить! Ты не интересуешься женщинами? Ты что, больной? Или гей?
С: - Пристрелить тебя, что ли? >_________<’’’
Гоку: - А гей – это вкусно? *_________*
И они снова перевернулись в реку :lol:
*
Когайджи злится, что Гъёкумен велит посылать новых и новых убийц против Санзо-икко, которых непобедимая четверка легко приканчивает. «Я знаю – чтобы спасти мою мать, нет другого выхода, кроме как драться. Но ради кого…» Опа, а что случилось? В конце первого тома он ведь так уверенно собирался драться с Санзо-икко, нэ? :susp: И это при том, что его команда наоборот настроена куда решительней.
И да, Лилин гораздо крупнее, чем мне казалось раньше. Прямо-таки весьма фигуристая девица о_О
Яоне пошла навстречу Санзо-икко, хоть Когайджи и пытался сначала возражать. «Брат слаб против женщин» - Лилин.
«Действия Санзо и его спутников сложно адекватно оценить… Эти люди как будто ничего особенного не замышляют, но их действия абсолютно непредсказуемы» - Когайджи. И откуда у них фотка Санзо-икко, да ещё и где Санзо в очках читает?..
*
Но роль официантки Яоне играет паршиво, надо признаться.
Хех, Санзо говорит Гоку есть овощи ) Только не говорите мне, что он вегетарианец.
Яоне удивилась, поняв, что пепельницей в пристававшего к ней посетителя бросил кто-то из Санзо-икко, и тут же начала себя убеждать, что это ничего не значит. Ну в общем да, одна пепельница мало что может изменить.
А Санзо-икко покинули Чоан (?) месяц назад, и с тех пор уже убили множество подосланных именем Когайджи ёкаев. Санзо удивляется, почему обычно независимые ёкаи с такой легкостью жертвуют жизнями.
К Яоне пристает все тот же пьяный посетитель вместе с компанией, Годжо предлагает ещё раз запустить пепельницей. Но переворачивать стол с едой было стратегической ошибкой – теперь злой не только Годжо, но и Гоку :-D Яоне опять удивляется.
И ещё одной стратегической ошибкой было сказать при Санзо, что «монах слишком дохлый», чтобы кого-нибудь перепить :lol: А золотая карточка Трех Ликов – страшная сила ))))
Выражение лица Санзо: убью гада, убью.
Хаккай: - Что-то у тебя глаза в кучку ещё до начала ^^’’’
Яоне там стоит с растерянным лицом и не знает, что делать.
*
Пьяница: - Ха-ха, похоже, мальчишка вырубился. [Он про Гоку]
Годжо: - Ну и что? Все твои парни вырубились >____<
Пьяница: - Очень жаль, но я никогда не проигрываю эти состязания.
Хаккай: - А можно мне чего-нибудь покрепче? ^^
Все: - О____О *в капле*
Тем временем у Яоне флэшбеки про первую встречу с Когайджи. По ходу, ее вели к тому самому Хякуган-ма-о, что и Канан позже.
Но напившийся Санзо – это бедствие, улучшающее карму (с) Впрочем, и про женственное личико ему зря сказали.
Яоне напустила усыпляющий туман. И почему больше всех она хотела усыпить Хаккая? Потому что он был самым трезвым?
Ее ограничителем ёреку был браслет.
*
Но всерьез драться с ней Хаккай не хотел, это заметно. Тоже слаб против женщин? После Канан это неудивительно, да и похожа Яоне чем-то на нее.
Прикидываться дурачком у него получается на все десять из пяти :-D И да, что-то быстро остальные Санзо-икко очнулись.
А вот Яоне доброты Хаккая не оценила, да ещё и уверилась, что Когайджи она не достойна. Хаккая же сразу накрыли флэшбеки о Канан; хорошо, что Когайджи появился вовремя.
Кстати, у Яоне на плече татуировка – три полумесяца, обращенные рогами наружу. Интересно, она что-нибудь значит?
Гоку чересчур азартен, когда доходит до возможности подраться, но в этот раз он полез зря – Когайджи создал какую-то хрень в виде спирали со словами «откройся», и Гоку отшвырнуло назад. Потом напал Годжо, но его лезвие Когайджи и вовсе двумя пальцами остановил. Хорошо хоть Хаккай отразил собственную атаку Когайджи.
Но лицо у последнего было риали удивленное, когда Санзо к его голове пистолет приставил. Хотя и всерьез он его не воспринял – зря. Санзо: «…у меня к тебя куча вопросов, принц». Кстати, занятно, как Когайджи формулирует свою угрозу Санзо: «…если вы будете вмешиваться в наши дела, мы вас уничтожим».
После того, как Когайджи с Яоне исчез, Санзо: «Я впервые вижу намерение убить без ауры злобы». А Гоку тут же загорелся идеей подраться с ним в следующий раз, конечно же )
*
Когайджи вправляет Яоне мозг – и правильно. Нефиг убивать себя по пустякам.
А Хаккая благодаря ней навестили призраки прошлого – он напомнил Санзо, как они впервые встретились три года назад. Санзо ответил, что ему казалось, что прошло уже больше времени (и что его от всего этого уже тошнит :D )
И – ыыы, я т заметила, что Санзо связывает волосы сзади в хвостик! :inheart: *капает слюной* Черт, это не хвостик, это убийственная доза кавая )))
И он говорит Хаккаю что-то странное: «…Если ты все ещё хочешь отомстить за тот раз, то ты свободен. Иди туда, куда хочешь». Почему для Хаккая месть приравнивается к свободе идти куда угодно? :susp: Но Хаккай отвечает, что он сам выбрал этот путь.
Но тут ворвались Г&Г с жалобами один на другого, и душещипательный диалог прешлось прервать.
Хаккай: - Как я и думал. Легче нанять няньку. Не нужна ли нам нянька, господин опекун? ^_______^
Санзо: :facepalm: Точно.
*
Несколько дней спустя, Три Лика:
- Что значит «на счету осталось 860 йен»?!
- Ой-ей, они пожирают деньги, как саранча…
- …Может, нам закрыть счет? =_______=
Прожорливые Санзо-икко :lol:
*
Дождь застает Санзо-икко в пути, и они, пытаясь заключить пари, все ставят на то, что не доберутся к гостинце до его начала. «Какое же это пари… если все ставят на одно и то же». Кроме того, !внезапно они находят на дороге перед собой гору трупов.
В гостинице Хаккай спрашивает об этих трупах о горничной, и она рассказывает им о Рикудо. Его здесь называют «Спасителем»; люди верят, что он великан с телом, окруженным фудами, и они почти что правы.
У Санзо же за время пути откуда-то взялся веер, который он с успехом и применил на заигрывающем с горничной Годжо )
*
Флэшбеки Санзо. Монастырь Комё – Ёсу Кока Рю, Храм Золотой Горы.
И боже мой, на блаженную улыбку мелкого Корю рядом с его сенсе смотреть почти физически больно. Глядя на эту улыбку, иногда я не понимаю, как этот мальчик вырос в Тоа Генджо Санзо Хоши. Впрочем, это быстро проходит.
Сплетничающие монахи за его спиной называют его гением боевых искусств и изучения буддизма, и даже они отмечают, что Комё обожает Корю – при всех их зависти к. Впрочем, и тут они не обходятся без шуточки насчет смазливого личика.
Кстати, вот только сейчас задумалась – на каком положении в монастыре находился Шуэй? Монахи называют его «мастер», но в то же время Корю обращается к нему на «ты». Бывший ученик Комё?
Корю встречает его словами «Ты нисколько не изменился, Шуэй» - значит ли это, что они какое-то время не виделись? И когда Шуэй говорит, что он рад, что ему не придется сражаться с Корю, тот отвечает: «Талантливый человек, который из прилежного ученика быстро вырос в мастера. Нет такого монаха, который не знал бы о силе твоих заклинаний».
И да, Шуэй во второй раз поминает уже, что Корю посвятят в хомё – монахи. Стоп, а до этого он кем был? О_О И вот любопытный диалог между ними:
- Но посвятить в монахи человека, который не собирается ступить на путь буддизма…
- Я служу монаху Комё Санзо, а не Будде. Такова моя воля.
- О, правда?
- Потому что Санзо-сама – высший среди монахов. И потому что он мой спаситель, который нашел и вырастил меня. Других причин нет. Мне не нужно верить в бога, чтобы верить в себя. Единственный, кого я признаю, это Санзо-сама.
*
Знаменитая сцена с медведем. Что любопытно: медведь уходит, услышав обещание Корю, что люди не зайдут на его территорию. Повлиял ли как-нибудь на это тот факт, что Корю – перерождение Конзена, ками Небес? Что ещё любопытнее: зачем он вмешался? Пожалуй, с медведем справились бы и без него, ему совершенно незачем было лезть к.
Монахи за его спиной: «Любимый ученик Комё Санзо. Но эти глаза скорее принадлежат Шуре или Расецу».
Комё все видел. Проходящий мимо монах спросил у него, что случилось, но он ответил, что ничего. Понял ли он, что скоро произойдет? Если его смерть действительно была спланирована Канзеон через Три Лика… :upset: Не даром же он позвал Корю к себе, намериваясь сказать что-то важное.
Приказ Комё приносит Шуэй. Увидев Корю, он на мгновение застывает: «Божественные золотые волосы… фиолетовые глаза… свет полнолуния будто образовывает вокруг ауру…» (Слэшеры, молчать, блин. )))) И да, по ходу, Корю не слышал, что о нем говорили как о Шуре или Расецу.
Тогда же он дарит Шуэю четки – оказывается, он носил их с самого рождения. (Фигасе, могут ли это быть четки ещё Конзена? О_О) Он говорит, что это первый его подарок кому-либо и что это – очень редкая вещь. Интересно, почему редкая-то.
Дальше флэшбек обрывается, видны только брызги крови и крик «Санзо-сама».
*
Занятно, как четко и последовательно разматывается клубок – сначала была история Годжо, потом – частично Хаккая, теперь вот Санзо. Впрочем, рассказ о Хаккае ещё получит свое продолжение.
*
Санзо просыпается от кошмара и думает, что ему уже много лет не снился этот сон. И, видимо, кошмар приснился не ему одному – Хаккай тоже не спит.
Они (Годжо и Гоку тоже просыпаются) слышат чей-то крик и бросаются на кухню; там они видят испуганную девушку и ёкая, жрущего чьи-то кишки. Впрочем, он там не один. Годжо с Гоку уже было ввязываются в драку, но тут на ёкаев летят фуды и до боли знакомый Санзо голос начинает читать заклинание.
Но как Шуэй паршиво выглядит-то, а – вся одежда и лицо облеплены фудами. И вот кстати говоря об одежде – когда Санзо успел одеть хои? :hmm:
- Меня зовут Рикудо, и все ёкаи в мире будут уничтожены мной! [похоже на план-минимум какого-то героя из сёнена :rolleyes:]
Санзо каменеет.
*
Пока девушка благодарит Шуэя за спасение, Санзо напряженно размышляет о том, что же с Шуэем случилось. «Что это за аура зла?.. Все совершенно не так, как было в прошлом…»
И тут Шуэй замечает Санзо-икко, ¾ которых тоже, мягко говоря, не люди. Его нападение останавливает Санзо. «Я тебе кое-что объясню. Даже если ты их убьешь, ты лишь уменьшишь популяцию идиотов в этом мире».
Кстати, Шуэй его узнал и очевидно в шоке. И он говорит, что о Санзо ходят слухи – что у него в товарищах преступники, что он выбрал в последователи простолюдинов. Значит, Шуэй ещё не совсем сбрендил, если способен слушать и запоминать слухи. И он спрашивает, что Санзо тут делает, ведь предыдущего Санзо тоже убили ёкаи.
- Люди меняются, не так ли, Шуэй? Я никогда не думал, что услышу от тебя такие слова.
- Я не изменился. Шуэй умер десять лет назад… в тот день, когда ты покинул храм.
*
Опять флэшбеки. Монахи находят труп Комё, и когда Шуэй проталкивается мимо них, он тоже видит труп. Труп – и стоявшего рядом Корю, всего в крови.
- Не смог… я не смог его защитить… – и плачет, больше похожий на куклу, чем на человека.
Потом он оказался на собрании каких-то старцев – впрочем, Шуэй тоже был там, – где и рассказал официальную версию смерти Комё. (Кстати, сутра Сейтен – «святая земля», сутра Матен – «дьявольская земля». Опять же, довольно иронично, если так подумать.) Он говорит – «…не только жизнь сенсея, но и священные сутры храма Кинзан были украдены…» Что за храм Кинзан? Монастырь Комё совсем не так назывался О_О
Один из монахов кричит: «Ты рассчитываешь, что мы поверим в эту историю?!» и обвиняет его в воровстве. Однако если так подумать, то история действительно странная – особенно для тех, кто знал Комё. Шуэй начинает защищать было Корю, но тот внезапно просит разрешения уйти из храма, чтобы отомстить убийцам и найти пропавшую сутру – и стоит видеть, как он посмотрел на того самого монаха, который попытался обвинить его в побеге. Заткнулся тот моментально. Старший монах сказал, что ему не стоит брать всю вину на себя (здравый, между прочим, совет, хотя и неисполнимый). Корю:
- Нет. Я ухожу найти то, что принадлежит мне.
- Что?..
- Прошлой ночью меня вызвал сенсей. Он посвятил меня в хомё незадолго до своей смерти. «Генджо Санзо»… так теперь меня зовут.
После того, как он размотал бинты на голове, стала видна чакра у него на лбу. Все в шоке.
- Я понимаю… значит, такова воля Будды.
И старый монах возложил на голову Корю – нет, уже Генджо Санзо – золотую корону.
*
Шуэй:
- Той ночью ты покинул горы, никому ничего не сказав. Но сразу после этого банда грабителей-ёкаев снова напала на храм! Они вернулись за сутрой Матен, которую не смогли украсть! Не зная, что ты взял ее с собой!!!
У Санзо потрясенное лицо. Даже не потрясенное – искаженное ужасом.
Шуэй говорит, что даже с самыми сильными монахами храма они не смогли выстоять против них, поэтому естественно, что и сам Санзо, и Комё не справились с ними. Поэтому Шуэй наложил на себя запрещенное заклинание, поклявшись уничтожить всех ёкаев – проклятье Араи. После этого он уничтожил их всех.
- Но я не смог остановить силу, которую однажды высвободил… Теперь мое тело лишь инструмент для пожирания душ ёкаев! – И он говорит это так, будто гордится этим. – Десять прошедших лет я убивал невинных ёкаев из-за этой фуды… и чтобы избежать боли, насылаемой фудой! После того, как ёкаи обезумели и начали нападать на людей, я вдруг стал спасителем! Разве это не смешно?!..
Санзо: «Проклятие пустило корни… он уже… Рикудо – это имя мертвого тела без души».
Тут Шуэй снова нападает, и Санзо-икко выходят на улицу, под дождь, чтобы освободить себе пространство для маневров. Впрочем, Хаккая он все равно ранит с ходу – так же, как и отшвыривает Гоку.
- Что такое, Генджо Санзо? Ты не протянешь ёкаям руку помощи?
- Дело не в этом. Помогу ли я им или нет… они не умрут.
- Даже если мы умрем, вряд ли он за нас помолится ^^’’
*
Опять флэшбек – про самолетики из оранжевой бумаги. Комё, объясняя, почему пропускает уроки:
- Я никого ничему не могу научить на уроке. Единственное, чему я могу научить, – это как складывать бумажные самолетики.
Впечатлительным Корю был ребенком, однако. Впрочем, от Комё он принял бы что угодно. Совсем что угодно… кроме его смерти. :rolleyes:
*
«Было кое-что, что я хотел защитить, и когда я потерял это, я впервые почувствовал себя бесполезным. Я сыт всем этим по горло. Так что я подумал… Я хочу то, что мне больше не придется защищать».
Когда Санзо достает револьвер, собираясь все закончить, к нему бросается Гоку и несет какую-то ахинею про то, что Шуэй раньше был его товарищем. Тем временем Шуэй нападает на Гоку сзади и – Санзо заслоняет его собой.
Совсем как Комё.
- Санзо?! Санзо, открой глаза! Что ты делаешь?! Это на тебя не похоже!..
«Заткнись. Я и сам хотел бы это знать».
- Санзо!!!..

Третий том и следующие, если они будут, - опубликованы в комментариях.
А также очень прошу: все, что вы хотите сказать по этому поводу, пишите здесь - в этом посте будут только обновления по томам.

@темы: синдром бесконечного конкурса, матчасть, жизнь в разноцветных иллюстрациях, Saiyuki

URL
Комментарии
2011-11-27 в 02:26 

Мировега
as all my wastelands flower and all my thickets grow
Том 03, часть первая

URL
2011-11-27 в 02:27 

Мировега
as all my wastelands flower and all my thickets grow
Том 03, часть вторая

URL
2011-11-27 в 02:29 

Мировега
as all my wastelands flower and all my thickets grow
Том 03, часть третья

URL
2011-11-27 в 02:33 

Мировега
as all my wastelands flower and all my thickets grow
Том 03, часть четвертая

URL
   

Вавилонская библиотека

главная